Бондаренко // Как сделать своё СМИ за три копейки на энтузиазме

Шеф-редактор издания «НК+».

Это не совсем классическое интервью. Своего собеседника я знаю давно, более того – мы вместе работаем и ведём позиционную информационную войну как независимые журналисты уже не первый год.

Денис Бондаренко – шеф-редактор издания «НК+», основанного на платформе общественной организации «Новини Країни плюс» в начале 2019 года. Сейчас это небольшое украинское СМИ переживает своё второе рождение (запущен сайт, активно развивается Ютуб, а Министерство юстиции наконец-то выдало ему лицензию), потому появился отличный повод рассказать его историю.

Мы вспомнили как всё начиналось и в каком направлении развивалось. Так или иначе, эта беседа может пригодиться для понимания реалий медиа-рынка в Украине. Возможно, для кого-то она станет причиной стать журналистом. Или наоборот бросить мечты об этой профессии – от греха подальше.

Алексей Рейнс: Мы с тобой знакомы хорошо, но для тех, кто будет читать стенограмму нашей беседы — представься. Как ты вообще до этой жизни журналистской докатился? 

Денис Бондаренко: Сейчас зовут меня Денис. Изначально первые три дня жизни я был Максимом, а потом меня переименовали. Неизвестно, как бы всё сложилось, если бы не такие «фундаментальные изменения»… Но это я уже рассказывал сотню раз тебе. Если серьёзно, «скатываться» я начал ещё в 2017 году. Окончил ВУЗ и как это обычно бывает к полученной специальности душа не лежала. В тот момент я тесно общался со своим бывшим одногруппником Андреем Галкиным, через него познакомился с тобой. Вы меня и втянули во все эти националистическо-политические движи. С тех пор на жопе ровно мне и не сидится, зудит «громадянська позиція».

Алексей: Я помню ещё с 2014 года разговоры в своём круге — «надо делать националистическое СМИ, националистам нужно своё издание, давайте пилить националистическую газету…». Только дальше разговоров это не шло. Денег не было, времени не было, может даже ума не было. А потом ты пришёл с тем телеграм-каналом. Помнишь?

Денис: Да, телеги уже были тогда. Но минимальные, сам по себе телеграм в 2017 только начинал разрастаться. Сам я зарегался в мессенджере в 2016 по просьбе какой-то подружани, но не суть. Сама идея юзать его как платформу для новостного проекта пришла в конце 2018. Я тогда был на новогодних праздниках у родственников на Донбассе. Сёрфил телегу, к Рождеству просто задолбался от безделья и похмелья. Новостные каналы уже тогда были, но в основном это были мелкие истории. И сама собой стрельнула в голову идея попробовать тоже в это сегменте что-то сделать.

Название взял с потолка, просто попалась на глаза публикация с украинского ресурса «Шо там». Я его немного доработал. И в телеге, и в инсте были свободны адреса, потому я сразу застолбил имя «Шо там в Україні?». Формат постов выбрал простой — новость и мем на тему, обычно такое заходит. Наобум добавил в канал 200 человек из своей контакт-книги. Человек 10 или 20 сходу отписалось, не стали разбираться даже, что это такое.

Алексей: Не очень ободряющий старт.

Денис: По другому и быть не могло. Каналы в месседжере тогда многим казались дикухой. Но часть людей осталась. Я постил новости самые разные, просмотры они собирали. Как было что-то резонансное, с личного аккаунта кидал в крупные чаты — спамил, короче. И отдельные вещи очень солидно заходили. Пять, десять, двадцать человек подписывалось. Когда канал перевалил за 300 читателей, я понял — попёрло. Если читают, значит оно кому-то нужно.

Алексей: Ты этот канал мне показал в баре «Банка» на Русановке. Тогда меня удивило не название или формат, а сам подход. Даже сейчас украинский сегмент телеграма преимущественно русскоязычный. Тогда с этим было намного хуже. «Україномовний телеграм-канал» казался очень нишевой штукой. Ты думал на перспективу или всё это случайность? 

Денис: Ага, стратегически на десять шагов вперёд. Нет! Не скажу что сильно задумывался о таких вещах. Давай считать, посетило наитие. Мы живём в Украине, потому украинское тут должно заходить. По умолчанию.

Алексей: Сделаю стыдное признание — я долгое время вообще не верил в это начинание. У меня было много проектов, в том числе телеграм-каналов. Всё это глохло в совсем маленьких масштабах. И «Шо там в Україні»… Было опасение, что после тысячи подписчиков это дело застопорится, все потеряют энтузиазм и тихонько похоронят канал. Тебе так не казалось? 

Денис: У меня таких мыслей вовсе не было. Мечтать конечно приятно, но огромных ожиданий я не строил. Надо сделать и скидку на масштабы тогдашней телеги. У меня был принцип двигаться по чуть-чуть вперёд. Где-то постишь вирусные новости, где-то закидываешь в чаты, где-то просишь взаимный пиар. И оно так дощеголяло до тысячи подписчиков. Какие дальше были перспективы — не совсем понятно. Но как оказалось косарик решает и после него начался органический рост. Сарафан попёр.

Алексей: Это был разгар президентской кампании. Кажется, вы тогда вели канал вдвоём? Он тогда мне заменил ленту политических новостей — и при этом к каждому посту вы делали свои собственные мемасы. Как вообще это было организовано? 

Денис: Политика, выборы, стадион-батлы — людям это заходило, особенно в самый разгар. Мемы так вообще стали изюминкой на торте. Тогда у всех держиморд был казус на казусе, мы их высмеивали, а подписота такое любит. Канал мы тогда развивали уже вдвоём с Викой, по очереди дежурили. Новости особо подбирать не приходилось, тогда со всех щелей несся лютый трэш. С чувством юмора у нас слава Богу было окей. Описывали очередной предвыборный факап, рисовали мем и сразу постили. Мемасы наши тогда, кстати, тырили все кому не лень. 

Алексей: У современных подписчиков сейчас глаза на лоб полезли. Теперь мы ни трэша, ни массовой мемологии уже не практикуем на своих ресурсах.

Денис: Что уж тут, тогда было другое время. Решала оперативность. Мы были маленьким каналом, боролись за своё место под солнцем. Читатели легко прощали мелкие ошибки. С ростом аудитория росла и ответственность. Мы понемногу внедряли более строгий тон текстов. Наверное, это естественный путь. Благодаря ему мы сразу и ступили на дорожку не развития обычного телеграм-канала, а чего-то более внушительного.

Алексей: Помню. Зеленский ещё присягу не принял, в обществе царила эйфория. И пока все были под этим поствыборным кайфом, мы как раз и начали де-факто и де-юре строить СМИ. И коллектив тогда стал побольше — шесть человек. Наверное, пора их засветить публично.

Денис: Да, команда. Без неё бы никогда не получилось то, что есть сейчас. Ты, я — это понятно. Виктория  Рейнс, о которой я писал ранее, вела непосредственно канал вместе со мной, пилила контент, договаривалась за рекламу и взаимопиар. Андрей Галкин отвечал за создание сайта, планы на это направление у нас были с начала весны 2019. Далее «дочь Сальвадора Дали» — Алёна Морозова — наш дизайнер. Без её таланта и терпения у проекта не было бы никакого визуала и стиля, всё бы заглохло на дворовом уровне. И фотокор Юрий Каракой, он же Паркер. Человека-Паука он пока не заснял  (по понятным причинам), но сделал реально сотни годных снимков. Они тянут на историческую хронику. Надеюсь, мы когда-нибудь созреем и выпустим отдельный фотоальбом его лучших кадров. Они зря пылятся в архивах.

Сейчас же нас осталось пятеро. Отвалился только программист Андрей Галкин. С созданием сайта немного не получилось, были траблы и всякое. В целом наши пути с ним разошлись. Он ушёл развивать свой личный проект «Катарсис» и связи с ним никто из наших не поддерживает.

Алексей: Сейчас я привык к текущему названию проекта «Новини Країни плюс», а сокращение «НК+» мне вообще кажется родным. Только я не совсем помню чем вообще был обусловлен ребрендинг «Шо там в Україні?». 

Денис: Был значительный рост канала. Чем выше цифра — тем солиднее. Идея сделать полноценное СМИ уже не казалась такой отбитой. Так как старое название канала перекликалось с чужими проектами и было не уникальным, начали думать что-то своё. Потому это было коллективное решение скорее всего. Финальный проект ребрендинга делали вы вдвоём с Алёной. Мы даже сделали публичное голосование среди читателей канала. За «НК+» проголосовало 95 процентов, если не путаю.

Алексей: Ты ж сам знаешь, какие ходят «инсайды» про наш бренд. Якобы «НК+» расшифровывается как «Національний Корпус плюс». Давай уже раскроем карты! 

Денис: Ахаха, да, Настя Каменских ещё, Наш Киев! Кто даст больше, кто придумает интереснее? Мы с тобой украинские националисты и никогда этого не скрывали. При желании можно пробить, что донатили Нацкорпусу на их предвыборную кампанию и ходим на марши 14 числа под их флагами. Но я не понимаю, откуда это невменяемое желание искать чёрную кошку в тёмной комнате. Привязывать название издания к партии — бред сивой кобылы. 

Изначально обсуждалось имя «Новини Країни плюс». Всё! Для солидности его сразу начали сокращать по примеру BBC, CNN, ТСН. Это общемировая практика. Плюсик юзали как символ позитива. Зря ты этот вопрос конечно задал — как бы меня «Руйнівники міфів» не перестрели вечером за то, что я их хлеб тырю.

Алексей: Первые 10 тысяч подписчиков мы праздновали уже с новым логотипом. Помнишь тот день?

Денис: Ага, по стандарту заказали всем пиццы, девушкам сока, мальчикам пива. Провели шумный анализ и поехали дальше. Почему по стандарту? Да потому что мы отмечали шесть, семь, восемь и девять тысяч точно так же… Спасибо конечно тому героическому курьеру, только к концу этих юбилеев у многих из нас юбилеи на весах в виде лишних килограммов были.

Алексей: Из всех начинаний второй половины 2019 года — открытие представительств в Инстаграме и Фейсбуке, создание своего веб-сайта, попытка зарегистрировать «НК+» как отдельное средство массовой информации и организация своего закрытого общественного объединения — получилось только с последним и худо-бедно с Фейсбуком. Неприятно всё это вспоминать. Откуда столько неудач после такого удачного начального рывка? 

Денис: Ой да, жизнь как зебра — белая полоса, черная полоса. За блок инсты спасибо Цукербергу, с этими траблами я думаю столкнулись многие да и до сих пор сталкиваются. Мы постили много фоток с символикой добровольческих батальонов и всяких правых движек. Паркер свою работу знал хорошо, а модераторы ещё лучше, потому полетели предупреждения о нарушении норм сообщества. Ну и… В этом плане что с Фейсбуком, что с Инстаграмом у нас сложились тугие отношения.

По сайту честно говоря тупил Андрей. Не выходило сделать версию без лагов, глючила что вебка, что мобилка. Может и хорошо что прикрыли это направление в зародыше — мы вряд ли бы тогда его вменяемо потянули. Такая же песня случилась и с регистрацией СМИ. Юристы печатали и печатали бумажки, а толку было ноль. Чудом зарегистрировали «громадське об’єднання» по итогам, но мы и без уставных документов работали в темпе.

Но если жизнь это зебра, то какая разница какого она цвета, если мы на этой зебре верхом.. Сейчас-то все в порядке, СМИ официально зарегистрировано, сайт пашет, телега растёт… Поэтому топим дальше, зачем вспоминать фейлы.

Алексей: Это сейчас легко говорить. Вспомни начало пандемии. Мы перестали собираться в офисе, общественная апатия. Хотя если вот так посмотреть, после всех проблем именно в это время и началось по сути второе рождение нашего СМИ. Хотя мы даже не слишком освещали эту ковид-истерию. С чем связан такой подъём, как думаешь? 

Денис: Потому что мы делаем гениальный контент! Шучу. Сама телега с тех пор очень выросла, вырос новостной сегмент. Украиномовной аудитории стало в разы больше. В нише каналов на украинском языке мы были в топе, да и сейчас весомые.

Опять же, нельзя сравнивать результаты тогда и сейчас. Телеграм сегодня переполнен, пришли заряженные дяди с политическими бабками. Без крупных финансовых вложений и махинаций с ботами нельзя получить сотни тысяч подписчиков. Но это всё пройдёт, мыльные пузыри лопнут. У нас есть своя лояльная аудитория, у нас есть свой стиль. Потому главное, как говорится, «своє робить».

Алексей: Да, мы где-то посередине. Проукраинские — но не чьи-то партийные. Чужой среди своих, свой среди чужих. Как мне хочется поугарать, я всегда открываю комментарии и делаю мысленную ставку. Кто сегодня админы — зелеёбики или порохоботы?

Денис: Отдельные умники почему-то думают, что журналистика должна быть беспристрастной. Хочешь тексты от роботов читать? Так подпишись на агрегаторы! У нас сходу новости были авторские.

В современном мире происходит столько событий, что не нужно как-то комплиментарно описывать их — достаточно просто подсветить тот или иной движ. Это и есть журналистика 21 века, адекватная журналистика цифровой эпохи. Но многие люди у нас до сих пор воюют в своих политических окопах и шизеют на этой теме, отсюда и срачи. Мы же никак не изменились с 2019 года — принципы остались те же. Мы с самого начала освещали деятельность украинских националистов, потому что никто этого больше не делал. Аудитория это оценила — при помощи подписок.

Алексей: С украинской журналистикой в целом проблема. И дело не только в телеге. Тут вообще о профессионализме не приходится говорить. Вся эта ситуация с нардепом от «слуг народа» Трухиным. Я нашей позицией по этому вопросу горжусь.

Денис: Мне нечего тут добавить. Я уже всё написал в своей колонке в тот день. Если человек продаётся за 200$, его сложно назвать журналистом. Это походу агенты под прикрытием — шифруются, потому что их настоящая древнейшая профессия в Украине всё ещё вне закона.

Алексей: После получения свидетельства о регистрации «НК+» реально можно так оценивать «коллег». По букве закона. Мне вообще ближе позиция «на правду лицензия не нужна», но корочка есть корочка, тем более журналистская. Ты как — ощутил какие-то изменения, получив уже официальный документ-удостоверение? 

Денис: Я б конечно начал врубать пафос, типа перерезали пуповину младенцу, теперь мы взрослые, будем расти и по дням, и по часам… Херня всё это. Статус официально зарегистрированного издания — это всего лишь инструмент. Сколько в Украине людей с ксивами журналистов? Дело надо делать. Статус должен использоваться для работы. Мы лично теперь завалим чинуш обращениями, с печатями и всякими штампами. И я отвечаю, мы настроены серьёзно — лично купил две пачки бумаги и заправил принтер.

Алексей: Ну всё, команда Зеленского пошла строить криивки. А если серьёзно — вот ты шеф-редактор. Я как главред много планировал, но жизнь всегда вносит коррективы. Ты — ноги и руки нашего издания. Куда мы идём-ползём? 

Денис: Будем развивать те сферы, где мы уже получили лидерство в своём сегменте — в телеге. И направим силы на получение устойчивых позиций там, где имеем возможность стать ведущими. Практика показала, что везде важнее не желание, а умение. В том же Ютубе у нас есть свой контент, сайт потихоньку отвоёвывает уникальную аудиторию. Нужно закреплять успех. И помнить, с чего начинали. Чтобы не стать Икарами, так сказать.

Алексей: После всей этой массы умных слов нам всё равно читатели зададут один вопрос. Откуда бабки на всё это? За чей мы счёт, собственно, журналистику делаем.

Денис: Сорос или Кремль? Хах… Скептиков не переубедить. Бюджет на СМИ не так велик, как кажется. Те кто варится в теме телеграм-каналов понимают, что решает тут чаще всего не монета, а вирусный контент. Точнее актуальный контент в правильное время. Важно словить момент! Сайт же — покупка шаблона и страшные 500 гривен на хостинг в год. Я даже не знаю, минус один бигтейсти в месяц — я себя ущемил или наоборот оздоровил?!

Мы все не дети и не студенты. «НК+» не приносит миллионов, но зарабатывает скромные тысячи гривен, которых хватает для его функционирования. Мне кажется, если бы мы продавали свою душу (и жопу), смогли вообще жировать на этом проекте. Но мы ж националисты, потому как есть. Обречены вести дела честно и на свои личные бабки — и благодаря коммерческой рекламе.

Алексей: Через пару месяцев проекту будет три года, а в январе 2029 — десять лет. Будет интересно почитать твой прогноз с колокольни того дня. Если помечтать — смело, но не очень — то каким будет наше издание через десятилетие?

Денис: Будем осматривать Киев из своего панорамного окна с высотки в офисе новостного холдинга и думать, как же мы были наивны, ржа над прежними сомнениями в своих силах… Это было бы смело. На самом деле дальше пяти лет я не заглядываю. Но как показывает опыт — упорство всегда вознаграждается. Начинали мы с мемасов, которые людям казались какой-то дичью. Теперь у нас аудитория в тысячи подписчиков. Если стараться и держать планку качества, успех неизбежен. Иначе нахера этим всем заниматься?

Другие публикации